Россия–США. Эксперт о «подводных камнях»взаимоотношений

Россия–США. Эксперт о подводных камняхвзаимоотношений

Встреча с главой МИД РФ Сергеем Лавровым была «откровенной и продуктивной». Такую оценку дала в пятницу своим первым переговорам с российским коллегой госсекретарь США Хиллари Клинтон. А вообще, в российско-американских отношениях может наступить новый этап, надеются политологи. Их надежды, в основном связаны с новой администрацией США и соответственно новыми нюансами во внешней политике.

Женевскую встречу в начале марта главы российского МИД Сергея Лаврова и госсекретаря США Хиллари Клинтон считают неким преддверьем переговоров на президентском уровне – Дмитрий Медведев и Барак Обама встречаются на саммите G-20, 2 апреля в Лондоне.

«У стран есть ближайшие задачи, в частности на 2009 год, считает руководитель Центра проблем стратегических ядерных сил, ведущий профессионал в области стратегических ядерных сил, старший научный коллега Института мировой экономики и международных отношений генерал-майор Владимир Дворкин. — Они связаны с необходимостью заключения договора, который сменит договора СНВ-1/Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений/, деяние которого завершается 5 декабря 2009 года.

Если мы не сможем заключить этот уговор, то Московский уговор о Сокращении стратегических наступательных потенциалов, действующий до 2012 года останется в вакууме, рассуждает эксперт.

Напомним, что Уговор об ограничении стратегических наступательных вооружений /СНВ-1/ был подписан 30-31 июля 1991 года в Москве и вступил в силу 5 декабря 1994 года. Сообразно документу СССР и США должны были в течение семи лет сократить свои ядерные арсеналы таким образом, чтобы у каждой стороны осталось не более 6000 единиц. Договором запрещалось производство, испытание и развертывание баллистических ракет воздушного запуска, подводных пусковых установок баллистических и крылатых ракет, а также орбитальных ракет. События в СССР стали причиной появления в мае 1992 года в Лиссабоне дополнительного протокола, в соответствии с которым к договору присоединились Украина , Казахстан и Беларусь.

6 декабря 2001 года Россия и США заявили, что выполнили обязательства по Договору СНВ-1. Хроники говорят и о договоре СНВ-2, подписанном в 1993 году, предусматривающем существенное сокращение межконтинентальных баллистических ракет и ядерных боеголовок. Правда в 2002 году Россия вышла из Договора в ответ на отрицание США от договора 1972 год.

Уговор промеж Россией и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов /СНП/ был ратифицирован Россией в июне 2003 г. Им предусмотрены ограничения на развернутые ядерные силы США /1700-2200 боезарядов к 31 декабря 2012 г./. Тем самым Уговор гарантирует сохранение ядерного паритета России и США.

В Женеве на конференции по разоружению Сергей Лавров заявил, что Россия предлагает США исключить возможность размещения стратегических наступательных вооружений за пределами национальной территории. Кроме того, Москва считает, что в новом договоре о сокращении СНВ должны учитываться не только ядерные боезаряды, но и их носители — МБР, БРПЛ и тяжелые бомбардировщики.

«Сторонам ясно, что новый уговор обязан быть, — продолжает В.Дворкин. — Кроме того, он обязан носить юридически обязывающий характер, содержать необходимые меры контроля. Но в переговорном процессе существуют «подводные камни», связанные, положим, с созданием третьего позиционного района ПРО США в Польше и Чехии. Россия категорически против развертывания системы, считая американские ракеты угрозой своей национальной безопасности, а совсем не способом обезопаситься от возможной ядерной угрозы со стороны Ирана.

Кроме того, следует учитывать особенности процесса и различную позицию сторон, связанную с необходимостью блокировать возвратный потенциал ядерных сил США».

Необходимо решать вопросы и о неядерных боезарядах на стратегических носителях, а также договориться о правилах взаимозачета, говорит знаток. Все это становится препятствием на пути появления нового договора на смену СНВ-1.

Тем не менее, профессионал в области ядерных сил ожидает изменений в отношениях Россия -США, связанных с приходом в Белый дом новой власти. «Оба кандидата в президенты США еще в период избирательной компании говорили о том, что Россию надобно воспринимать как партнера», — аргументировал свою позицию В.Дворкин. В ближайшей перспективе РФ хотела бы найти компромисс по ПРО и заключить юридически обязывающий уговор, который сменит СНВ-1. Кроме того, Москва готова продолжать разговор на тему построения глобальной системы безопасности. Одним из элементов такой системы могла бы стать совместная ПРО, полагает В. Дворкин.

Ждет ли уговор СНВ смысловое обновление? Да, безусловно. Предыдущий уговор был подписан на излете холодной войны, когда уровень доверия промеж странами был достаточно низок, поэтому в системе контроля количество инспекций и уведомлений носит избыточный и дублирующий характер. СНВ-1 содержит 15 типов инспекций, что чрезвычайно много.

Возможный уровень боезарядов, разумеется, будет снижен, полагает знаток. «Теперь все согласны, что нужно идти ниже уровня Московского договора, нижняя граница боезарядов в рамках которого обозначена уровнем 1700. То есть, теперь речь пойдет о 1500. По данным В.Дворкина, в истинный момент, Россия имеет чуть больше 3000 ядерных боеголовок, а США – вокруг 3600.

Чем сторонам грозит неимение компромисса? Совершенное не непременно ратифицировать, главное подписать уговор до конца года, считает он. При подписании условия документа будут выполняться все равно. Стороны могут договориться о продлении договора СНВ-1, такая возможность предусмотрена. Хотя, это не самый наилучший вариант, по мнению В.Дворкина.

Что касается компромисса по ПРО, то вопрос действительно непростой. Положительным сигналом для Москвы является откладывание администрацией США этого вопроса в «длинный ящик» ради оценки эффективности системы и ее целесообразности. Система еще не прошла всех необходимых испытаний, и момент создания третьего района может быть отложен на три-четыре года.

«На потенциал российских ядерных сил этот третий позиционный район, эти 10 противоракет, серьезного влияния не оказывает, считает В. Дворкин. «Те, кто считает иначе, видимо, не знакомы с тем, как разрабатывается система преодоления ПРО российских ядерных сил, — заявил он. — Если бы он/третий позиционный район/ угрожал ядерным силам РФ, пришлось бы привлекать к ответственности значительное количество генеральных конструкторов, руководящие структуры Минобороны. Уж я-то знаю, что российские средства преодоления весьма эффективны».

Конфликт, по его оценкам, возник из-за бесцеремонных действий администрации США, которая, несмотря на Декларацию о стратегическом партнерстве, в том числе и в области ПРО, развернула единолично третий позиционный район. США не объявляют о своих планах по наращиванию ПРО. И именно это беспокоит Россию, считает профессионал. По его мнению, компромисс возможен лишь при полной транспарентности процесса. «Ракеты не будут загружены вплоть до появления реальной угрозы со стороны Ирака, а российские наблюдатели получать возможность присутствия на объектах», — предложил вариант решения проблемы эксперт.

Коснулся знаток также и злободневного вопроса о продаже Россией комплексов С-300 Ирану. «Нет никакой официальной информации о том, что контракты на продажу комплексов С-300 с Тегераном заключены», — сказал он. — В любом случае это не предмет размена на «ПРО». Если иранская ядерная угроза будет ликвидирована, американцы могут отказаться от развертывания третьего района и загрузки ракет в шахты, предположил эксперт.

Способен ли Иран создать межконтинентальную баллистическую ракету? «Недооценка иранской ракетной программы мне постоянно была очевидной, — красноречиво выразился он. — Иран давно ушел от устаревших технологий; они производят самостоятельно эффективное вооружение — ракета «Шехаб-3″ имеет дальность до 2300 км». Работы в рамках ракетной программы ведутся активно, сказал он. «Не могу сказать, что Иран способен создать межконтинентальную ракету, но он в состоянии построить в обозримой перспективе ракету, угрожающую практически всей Европе», — выразил свое личное видение проблемы эксперт.

«Я не вижу причин для того, чтобы конструкторы и ученые Ирана, потенциал которых выше чем у иракских коллег /там в свое время были найдены проекты уже готового боезаряда для ракеты на основе обогащенного урана/, не спроектировали боезаряд. Могу только предположить, что им не хватает высокообогащенного оружейного урана».- заключил В.Дворкин.

Главная опасность в том, что Иран, игнорирующий все резолюции Совбеза, как ядерное государство будет владеть определенной неприкосновенностью, что позволит ему расширить поддержку террористических организаций. А если Иран станет обладателем ядерного оружия, это может вызвать лавинообразный рост количества государств, которые захотят стать ядерными, что означает полный крах режима ядерного нераспространения.

Похожие записи

Финансовые услуги электронных денег

Rambler's Top100