Россия и Норвегия никак не могут поделить рыбу. В Баренцевом море задержан очередной российский траулер.

Россия и Норвегия никак не могут поделить рыбу. В Баренцевом море задержан очередной российский траулер.

Береговая охрана Норвегии задержала в Баренцевом море российский траулер «Павел Батов» калининградской приписки и отконвоировала судно в порт Варде. Об этом сообщил ныне руководитель центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев.

По его словам, «объявленная причина задержания — преступный лов рыбы в норвежской экономической зоне». Задержание российского судна проведено кораблем Farm береговой охраны Норвегии. В норвежском порту, по данным Росрыболовства, траулер пробудет до тех пор, пока норвежская грань не определит размер штрафа. При этом не исключена и конфискация улова.

Это не первый и, похоже, не заключительный инцидент с участием российских рыболовецких судов, ведущих промысел в так богатом треской Баренцевом море. Рыбаки России и Норвегии используют рыбные ресурсы Баренцева, Норвежского, Гренландского морей и Северной Атлантики, где добывается примерно 95 процентов общего объема вылова стран. Причем более 50 процентов приходится на Баренцево море, где самый трудный правовой режим. Одной из проблем, которая требует своего решения это — унификация для всего Баренцева моря правил рыболовства, системы контроля и мер наказания при нарушении режима рыболовства. Однако, несмотря на то, что всякий раз, когда очередной траулер попадает «в передрягу» из-за будто имеющего место несанкционированного вылова рыбы, документа, устанавливающего четкие правила ведения этого бизнеса, по-прежнему нет. Более того, правовые, юридические недочеты и возможность различного толкования существующих правил вылова рыбы в том же Баренцевом море, позволяет некоторым «любителям погорячее» обретать в очередном российско-норвежском инцидент политический подтекст. А может быть прав тот, кто считает, что за действиями российских рыбаков, попавшихся в сети норвежских властей за браконьерство стоит банальная жажда наживы, желание получить максимальную экономическую выгоду от каждого выхода в море?

Россия выступает за выработку единых правил ведения рыболовецкого промысла в Баренцевом море, заявил в июне прошлого года на встрече со своим норвежским коллегой в Киркенесе министр иностранных дел России Сергей Лавров. При этом глава МИД РФ отметил, что «Россия хочет свести на нет» случаи задержания российских рыболовецких судов норвежской береговой охраны в Баренцевом море. «Ни одно из тех судов, которые были задержаны в последнее время норвежской береговой охраной, не было связано со случаями нарушения правил ведения промысла»,- подчеркнул С.Лавров.

Однако спустя два месяца потом заявлений С.Лаврова, в августе 2008 г береговая охрана Норвегии арестовала в Баренцевом море очередной российский траулер. «23 августа корабль береговой охраны Норвегии W-303 «Свалбард» задержал российский рыболовный супертраулер «Николай Афанасьев» на промысле в районе архипелага Шпицберген», — сообщил тогда А.Савельев. По версии норвежской стороны, причиной задержания послужило «нарушение правил заполнения промыслового журнала».

Кроме того, в 2008 году, в частности, были задержаны 4 российских судна мурманской приписки: в марте — траулеры «Архангельск» и «Коралнес», в июле — траулер «Корунд».

Только по официальной статистике, в год примерно один-два российских траулеров попадали под пристальное внимание норвежских береговых служб за преступный промысел «не в своих» территориальных водах. Наиболее звучный случай задержания российского траулера произошел в октябре 2005 года. Траулер «Электрон» был задержан норвежской береговой охраной в Баренцевом море. Как утверждала норвежская грань, основанием для задержания стало нарушение правил рыболовства. «Электрон» «сбежал» от норвежцев с двумя норвежскими инспекторами на борту. В марте 2006 года Генпрокуратура РФ предъявила капитану траулера Валерию Яранцеву нарекание в совершении преступлений предусмотренных частью 3, статьи 256 /незаконная добыча морских биоресурсов/ и частью 2, статьи 127 УК РФ /незаконное лишение свободы/. Эти статьи предусматривают соответственно штраф от 100 до 500 тысяч рублей и наказание сроком от шести до 15 лет потери свободы. Норвежские инспектора также были допрошены в суде в качестве свидетелей. В апреле 2006 года Первомайский окружной уд Мурманска приговорил В.Яранцева к штрафу в размере 100 тысяч рублей по статье 256 УК РФ и оправдал капитана по обвинению в незаконном лишении свободы сотрудников норвежской береговой охраны.

Одна из причин подобной неразберихи в сопредельных северных водах – давний территориальный спор промеж Россией и Норвегией. Проблема спорных границ по Баренцеву морю существует промеж двумя государствами еще с 20-х годов ХХ века. Именно тогда был принят Парижский уговор, сообразно которому Норвегия получила суверенитет над Шпицбергеном, однако РСФСР сохранила право на ведение здесь хозяйственной деятельности. Граница полярных владений России была установлена постановлением ВЦИК в 1926 г, однако в 1977 г Норвегия в одностороннем порядке расширила рыбоохранную зону вокруг архипелага. Получается, что одну и ту же территорию оба государства в равной степени считают своей, требуя выполнения на ней установленных правил. Так что во многих случаях причиной является именно эта нестыковка.

Промеж сторонами существуют и другие разногласия, в частности, относительно законодательно допустимых орудий ловли рыбы. Положим, тому же «Электрону» пытались вменить в вину использование неправильного – чересчур мелкоячеистого – трала. В России и Норвегии существуют даже разные правила измерения улова – если по нашим правилам, рыба измеряется совместно с хвостовым плавником, то норвежцы рыбьи хвосты попросту игнорируют. Норвежская грань обвиняет российских моряков в незаконной на данной территории рыбной ловле, что, по ее мнению, опустошает уникальные природные ресурсы Баренцева моря.

Как сказал в интервью ПРАЙМ-ТАСС основной редактор сетевого издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко, политические и экономические спекуляции по поводу частых случаев задержания российских судов норвежцами объясняются просто: «за рыбу постоянно дерутся». «Казалось бы, страны Северной Европы и Россия договорились о том, где и кому можно ловить рыбу, а где – нельзя. Но в этом документе есть путаница, а вернее, в нем, в частности, не разъяснено, тем же российским рыбакам, где им можно заниматься промыслом, а где — нет. Поэтому норвежцы берут их, как говорится, нахрапом». «Эти вопросы нужно направлять Росрыболовству, нашему МИД», — поясняет М.Войтенко.

«Наши рыбаки и перевозчики уверены, что за этим стоит стремление наших ближайших соседей избавиться от конкурентов. Не стоит тут отыскивать происки против конкретно России, это чистейшей воды экономика и борьба за рыбные ресурсы и базар, никакой политики, ничего личного, как говорится. Однако России необходимо предпринять какие-то меры и урегулировать ситуацию, а заодно и отстоять интересы своих рыбопромышленников и перевозчиков. В противном случае российские рыбаки будут вытеснены из Баренцева моря и Северной Атлантики, а российским перевозчикам рыбопродукции будут заказаны порты Европы», — говорилось в ранее опубликованной статье М.Войтенко «Рыбные войны: Россия vs Норвегия».

Кроме того, он пишет, что созданная для регулирования правил вылова рыбы в северных морях комиссия по Рыболовству Северо-Восточной Атлантики North East Atlantic Fisheries Commission /NEAFC/, членом которой является и Россия , приняла ряд нормативных документов, в которых позиция нашей страны не была очерчена.

«Зона действия NEAFC ограничена прямоугольником. Отмеченные оранжевым зоны являются зонами, где все стороны строго придерживаются правил NEAFC, но в своих водах стороны придерживаются своих правил, оговоренных законодательством, и принимают решения NEAFC в качестве рекомендаций», — указывает М.Войтенко. «Тогда получается, мы ловим рыбу в России, отсчитываемся перед Россельхознадзором, но, когда перевозим её и выгружаем в Европе, непонятно почему даем информацию в NEAFC. Приходят непонятные инспектора NEAFC, вскрывают ящики ножами, проверяют соответствие рыбы, вес и т.д. Тем самым создается суждение, что только русские занимаются нелегальной перевозкой и выловом рыбопродукции», — недоумевает он. По словам М.Войтенко, можно назвать еще много примеров двусмысленного толкования тех или иных положений NEAFC.

«Возникает очень много вопросов по этому приложению к Конвенции /о NEAFC – прим. ред./. Потом устной беседы с представителями Россельхознадзора четкого объяснения получено не было. Ответ один – внимательно читайте документ», — сетует М.Войтенко.

По его мнению, «в реальности дела обстоят весьма скверно. В списке портов Европы, где разрешена выгрузка уловов квотируемой рыбы, 28 из 96 – порты Норвегии, и лишь 3 – России. Даже Архангельск, исконно рыбацкий порт, исхитрился туда не попасть. Еще факт – гул постоянно исходит из одного источника, из Норвегии. Все остальные спокойны и ничего страшного не видят. А Норвегия – видит. Умозаключение – Норвегия пытается любыми методами устранить конкурента, Россию. Умозаключение номер два – Россия с этим мирится».

Тогда на что уповать российским рыбакам? «Самое главное на ныне — Россельхознадзор обязан дать четкие инструкции рыбакам и перевозчикам касательно заполнения /незаполнения/ документов NEAFC и разъяснить ситуацию в целом. Далее – Россия должна потребовать от NEAFC устранения или изменения документов, ущемляющих права российских рыбаков и ставящих их вне закона, или порочащих их репутацию», — подчеркивает М.Войтенко. «Можно и, наверное, нужно дать указание посольствам и консульствам брать под контроль каждый случай, связанный с задержанием наших рыбаков или обвинением их в браконьерстве. И при условии неправомерности действий противоположной стороны оберегать интересы отечественных предпринимателей», — продолжает отыскивать выход из ситуации с захватом российских судов норвежскими властями знаток. «Может быть, можно обеспечить гарантии страхования наших судов при отказе европейских страхователей. Наверное, существуют и другие возможности, сущность которых сводится к одному – постольку, поскольку российские рыбаки никаких законов не нарушают, ущемление их прав и огульные обвинения в браконьерстве являются ущемлением прав российского государства, и оно не будет это терпеть», — полагает М.Войтенко.

В экспертном сообществе по морскому праву очень многие говорят, что преступный промысел в Баренцевом море действительно является острой проблемой. По разным оценкам, браконьерство в этом регионе достигает нескольких десятков тысяч тонн и, даже, называются цифры в сотнях тысяч тонн. Причем в ЕС делаются попытки придать этому незаконному промыслу национальную прописку, то есть российскую. Промеж тем, незаконным выловом рыбы грешат практически все участники этого бизнеса. Поэтому российским рыбакам нужна реальная помощь со стороны чиновников профильных ведомств и МИД РФ.

Похожие записи

Финансовые услуги электронных денег

Rambler's Top100