Россияне не спешат выходить на уличные акции протеста из-за кризиса

Россияне не спешат выходить на уличные акции протеста из-за кризиса

Шестьдесят процентов россиян относятся с сочувствием и пониманием к людям, которые участвуют в митингах и манифестациях против падения уровня жизни в кризис. При этом сами готовы выйти на улицу лишь 23 процента респондентов. Таковы результаты социологического опроса, проведенного «Левада-центром». Отметим, что в декабре прошлого года о готовности принять участие в акциях протеста заявили 20 процентов опрошенных. Таким образом, несмотря на продолжающееся падение уровня жизни россиян в текущем году, количество потенциальных уличных манифестантов в стране увеличилось незначительно.

Сообразно результатам исследования «Левада-центра», с уважением к протестующим относятся 19 проц респондентов, с пониманием 41проц, а с интересом – 7 проц. Кроме того, ни один из опрошенных не сказал, что акции протеста вызывают у него пренебрежение или возмущение. Особых чувств они не вызывают у 26 проц респондентов.

Подобный вопрос об акциях в поддержку действий правительства дал иные результаты. Положительные эмоции они вызывают у 31проц опрошенных, негодование или иронию – у 11 проц. Большинство, 41проц респондентов, эти митинги оставили равнодушными.

Наличие большого числа россиян, игнорирующих митинги как прием борьбы за свои права в сфере трудовой занятости, еще раз доказывает, что наши сограждане не видят никакого прока в уличных акциях – механизме давление трудящихся на господство в цивилизованных странах, в той же Европе. Не исключено, что россияне по-прежнему надеются на государство в том плане, что правительство, в частности, Владимира Путина, прогарантирует им сносные условия жизни даже в трудные кризисные времена. Стоит отметить также, что граждане пока, по истечении 5-ти месяцев с момента начала кризиса, продолжают веровать в действенность негласных договоренностей промеж обществом и властью. Сущность этого «пакта» заключается в том, что граждане не выдвигают социально-политических требований к власти, а та, в свою очередь, вместо на лояльность населения выполняет обещания по улучшению материального благосостояния россиян.

Этот негласный уговор начал действовать с начала 2000-х годов. Действительно, за период «путинской восьмилетки» уровень благосостояния граждан неуклонно рос. Однако кризис нарушил этот тренд. Вопрос лишь в том, насколько терпеливыми окажутся россияне к нынешним финансовым трудностям как своим личным, так и правительства.

Отметим также, что россияне подходят к вопросу об участиях в акциях, как бы со стороны. Ожидают массовых акций протеста в феврале 39 проц, в декабре эта цифра составляла 20 проц, а в ноябре – 18 проц. Казалось бы, за последние четыре месяца число тех, кто ожидает протестных выступлений, выросло в 2 раза. Однако число тех, кто готов сам лично поучаствовать в акциях по сравнению с концом прошлого года к настоящему моменту выросло на маленький показателей, равной уровню технической погрешности.

Самые инертные в плане участия в акциях – москвичи. Жители мегаполиса фактически не готовы выходить на антиправительственные демонстрации.

Наиболее велико ожидание акций протеста /47-48 проц/ в городах с населением от 100 тыс. до 500 тыс. и более, но не в Москве . Сами готовы в них участвовать скорее жители малых городов /27-28 проц/, они же относятся к этим акциям с наибольшим сочувствием /66 проц/. Эти цифры четко отражают ситуацию на рынке труда, в частности, с безработицей. Понятно, что жители небольших городов, которые, как правило, довольствуются работой на одном градообразующем предприятии, в период кризиса более уязвимы в плане перспектив потери работы. Найти новое место работы практически не вероятно. Отметим, что Минздравсоцразвития предлагает в рамках борьбы с безработицей программу переобучения уволенных работников, вплоть до их переезда в иной регион. Однако покинуть «насиженные места» для большинства россиян – большая психологическая проблема.

По мнению экспертов «Левада-центра», опрос говорит скорее о настроениях людей и об их отношении к антикризисной политике властей и показушным акциям в их поддержку, а не о реальном желании выйти на улицу. В 1990-е гг. сочувствующих было еще больше, но в акциях участвовало на порядок меньше людей, отметил замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин.

Пока что высокий порог терпения россиян не пройдет, и дожидаться взрывов недовольства не стоит», — считает Денис Волков, социолог «Левада-центра».

Представители оппозиции заявляют, что новый всплеск протестных акций ожидается в апреле-мае, причем не в столицах, а в регионах.

По словам, члена бюро движения «Солидарность» /оно поддерживает антикризисные протесты/ Илья Яшина: протестные настроения заметны на Дальнем Востоке, в Нижнем Новгороде, Ярославле, Сочи. Неимение системной оппозиции и реальных профсоюзов толкает людей на улицу, считает И.Яшин.

Как сказал в интервью ПРАЙМ-ТАСС Андрей Рябов из Московского центра Карнеги, нет ничего удивительно в том, что рост протестных настроений в стране из-за кризиса достаточно вялый. «Причина – неимение в России единого рынка труда, единого рынка рабочей силы», — говорит А.Рябов. По его словам, «граждане не знают, какой, положим, очередной завод закрылся в том или ином регионе, что происходить, в частности, с рабочими меткомбинатов в городе Каменск-Уральске Свердловской области».

«Базар труда в России разбит на группы изолянтов. Такой главный в социальном плане участок как базар рабочей силы локалитетный по сути», — анализирует ситуацию на рынке труда РФ А.Рябов. Он говорит, что уволенные рабочие в российской глубинке ведь не едут в Москву на работу, не поехали отыскивать работу в другие крупные города, поэтому вне границ региона никто не знает об их судьбе. А.Рябов говорит, что именно неимение целостной картины на рынке труда страны, расчлененного на «отдельных изолянтов», позволяет предположить, что в перспективе протестов из-за ухудшения социально-экономического уровня жизни граждан в период кризиса «будет много, но эти акции будут носить локальный, изолянтный характер».

Таким образом, А.Рябов фактически ответил на вопрос о том, почему решение правительства о повышение пошлин на ввозимые в страну иномарки было встречено массовыми акциями протеста автомобилистов враз в нескольких крупных регионах страны, что, в свою очередь, привило к широкому общественному резонансу по поводу этих митингов. «Повышение пошлин на иномарки – это общенациональное решение. Пострадали от этого решения автовладельцы ни одного города, а автомобилисты целой группы регионов, причем, не только Дальнего Востока, но и Восточной Сибири и того же Урала», — говорит А.Рябов. Отметим, что слаженно сработали различные общественные движения автомобилистов страны, которые сорганизовали людей и вывели на уличные акции.

В свою очередь, А.Рябов говорит, что профсоюзное движение в стране также локализовано. «Ну, бастовали работника Ford, московской железной дороги, но вновь это были локальные акции», — подчеркивает он. «Что касается вопроса о инертности тех же профсоюзов шахтеров, ведь шахты в стране находятся ни в одном регионе, то они ослаблены. Репутация шахтерских профсоюзов сильно подпорчена из-за их заигрываний с властью с 90-е годы. К настоящему моменту репутация не восстановлена», — рассуждает А.Рябов. В заключении он говорит, что, по его мнению, «причины раздробленности рынка рабочей силы в России весьма глубокие». «В стране нет никаких предпосылок для создания единого рынка труда», — дает неутешительный для работников в условиях роста безработицы прогноз А.Рябов. В тоже время, этот умозаключение вполне надлежащий для работодателей и власти, так как одиночные «вылазки» уволенных работников не грозят ни тем, ни другим крупными социально-политическими потрясениями в период кризиса.

Промеж тем, Представители оппозиции заявляют, что новый всплеск протестных акций ожидается в апреле-мае, причем не в столицах, а в регионах.

Похожие записи

Финансовые услуги электронных денег

Rambler's Top100