В Иране завершено строительство первой АЭС, но запущена она будет только к концу года

В Иране завершено строительство первой АЭС, но запущена она будет только к концу года

Завершено строительство первой иранской атомной электростанции в Бушере. Об этом заявил глава «Росатома» Сергей Кириенко, находящийся с визитом в Иране. По его словам, нынче начинается стадия приемки, которая представляет собой комплекс сложных процедур. В частности, на станции начинаются тестовые испытания. Ранее С.Кириенко пояснил, что они подразумевают загрузку в реактор имитационных топливных кассет. Глава «Росатома» добавил также, что вслед за пробной загрузкой реактора пройдут гидравлические испытания и проверки других систем.

АЭС в Бушере была построена при участии российской компании «Атомстройэкспорт». Ее представители пояснили, что загрузка реактора имитационными кассетами позволит проверить его готовность к физическому пуску.

Напомним, что сроки окончания строительства АЭС в Бушере несколько раз смещались, равно как и откладывался пуск самой станции.

В частности, осенью 2007 года российская грань заявила, что пуск АЭС в Бушере откладывается на год. Иранскую атомную электростанцию в Бушере удастся смонтировать не ранее осени 2008 года, сообщили российские СМИ со ссылкой на главу компании «Энергопрогресс», субподрядчика проекта, Ивана Истомина.

По его словам, АЭС в Бушер «нереально» запустить в эксплуатацию осенью 2007 года, как ранее заявил иранский министр энергетики Парвиз Фаттах. «Даже если Россия завтра поставит на площадку АЭС первую партию ядерного топлива, запустить объект через шесть месяцев будет невозможно», — отметил глава «Энергопрогресса». Таким образом, И.Истомин опроверг слова иранского руководителя проекта бушерской атомной станции Махмуда Джафари, который сказал, что АЭС построена на 93,6 процента и потом поставки ядерного топлива станция «в течение трех-четырех месяцев будет введена в эксплуатацию».

Еще шесть месяцев, подчеркнул тогда И.Истомин, уйдет на «возобновление доверия и согласование новых поставок оборудования». Как отметил глава «Энергопрогресса», только его компании необходимо смонтировать 300 тонн оборудования, а на ныне установлено только сто тонн. Поставщики оборудования не спешат отгружать его «из-за кризиса неплатежей с иранской стороны, длящегося уже полгода», отметил осенью 2007 года И.Истомин.

Напомним, пуск электростанции в Бушере, первоначально запланированный на сентябрь 2007 года, был отложен из-за того, что иранская грань в начале того же 2007 года практически перестала выплачивать российскому подрядчику — компании «Атомстройэкспорт». В апреле 2007 г финансовые вопросы были урегулированы. Однако в конце мая появились сообщения, что строительство Бушерской АЭС российская компания ведет себе в ущерб, поскольку за пять месяцев Тегеран заплатил за строительство всего 20 млн долл, тогда как необходимо 25 млн долл ежемесячно.

Тем не менее, в декабре 2007 года начались поставки ядерного топлива из России в Иран для использования на Бушерской АЭС. Сообщалось также, что отработанное топливо будет возвращено обратно в Россию.

«Расшивка» неплатежей промеж российскими и иранскими партнерами, участвующими в строительстве АЭС в Бушере, сделала очевидным тот факт, что станции в скором времени все-таки будет достроена. Эти реалии были встречены на Западе весьма агрессивно.

Так, в феврале прошлого года в западной прессе появилась целая серия статей, в которых говорилось о том, что международное сообщество во главе с США выражает опасения, что Иран использует низкообогащенный уран для создания ядерного оружия. Иранские же власти уверяют, что все работы в ядерной области ведутся только для обеспечения энергетических потребностей страны.

Не обошлось и без казусов. Члены комитета по энергетике и торговле Палаты представителей США обвинили министерство энергетики в том, что оно субсидирует российские исследовательские центры, которые на полученные средства занимаются разработкой ядерных реакторов для Ирана. Речь, по данным членов комитета, идет о Научно-исследовательском институте измерительных систем им. Ю.Е.Седакова в Нижнем Новгороде, который разработал и изготовил оборудование для диспетчерской на АЭС в Бушере, а также еще об одном нижегородском институте, поставившем в Бушер насосные и вентиляционные системы. Как отмечали в комитете, действия министерства энергетики напрямую противоречат внешней политике США, которые пытаются заблокировать иранскую ядерную программу, опасаясь, что Тегеран под предлогом развития атомной энергетики работает над созданием ядерной бомбы.

Действительно, министерство энергетики США начало финансирование российских научных институтов в 1994 году, потом развала СССР, в рамках специальной программы по нераспространению ядерных технологий /Initiatives for Proliferation Prevention/. Главной задачей было помешать советским специалистам, в том числе атомщикам, продать свои знания странам-изгоям или террористам.

В частности, инициатор критики в адрес находящихся на тот момент у власти в США республиканцев во главе с Джорджем Бушем конгрессмен-демократ от штата Мичиган Джон Динджел заявил, что американские налогоплательщики помогают строить иранский реактор, в то время как политики заняты тем, чтобы этот реактор остановить. Только администрация Буша, сказал тогда Дж. Дингел, способна на подобную «шизофреническую внешнюю политику»: объявить Иран страной, входящей в «ось зла», и оплачивать ее расходы. Вероятно, данные выпады против Дж.Буша были «данью» проходящей год обратно в США предвыборной президентской кампании, но, как говорится, время прошло, а осадок остался.

Более того, в период жесткой конфронтации Москвы и Вашингтона, начавшегося враз же потом военных событий на Северном Кавказе, США не раз упрекали РФ в поддержке ядерных программ Ирана.

Так чем же является для РФ стройка в Бушере – коммерческим проектом или политическим «пугалом» для геополитических противников?

Как сказал в интервью ПРАЙМ-ТАСС заместитель руководителя ПИР-ЦЕНТРА Антон Хлопков, «пока иранцы полностью не расплатились по Бушеру. Остаток суммы будет заплачен, когда станция будет пущена. В контракте речь идет о том, что потом пуска АЭС будут заплачены последние 5 проц от общей суммы контракта. По понятным причинам, совокупность контракта по строительству атомной станции в Иране не разглашается. Но речь может идти о сумме за первый блок АЭС в размере 1 млрд долл, так что следует отсчитать 5 проц, чтобы узнать сумму, которую иранцам следует оплатить российской стороне».

По его словам, актуально разговаривать и о появлении дополнительных соглашений применительно к финансовой стороне проекта. «Вопрос о возрастании общей стоимости контракта уместен, так как реально за достаточно длинный период строительства АЭС возросли цены на металлы, к тому же вырос, в частности, курс евро, а ведь доля оборудования для станции в Бушере Россия закупала в Европе», — продолжает А.Хлопков.

«Я не считаю, что вопрос об удорожании строительства станции критичен. У Росатома и иранской стороны есть общее понимание этого вопроса, стороны понимают, как урегулировать финансовые вопросы, это не является камнем преткновения», — продолжает он.

«Я хочу особо подчеркнуть, что тестовый пуск АЭС в Бушере произойдет не ныне, и даже не завтра. Пробный пуск станции произойдет в конце текущего года, начале следующего года. Эти сроки не противоречат последним заявлениям С.Кириенко, который недавно заявил, что плановый пуск станции в Бушере произойдет в конце 2009 г. Ведь нужно прекрасно разуметь, что запуск атомной станции – это долгий процесс, который растягивается на целый год. А с сегодняшнего дня начнется тестирование отдельных систем станции, ну, положим, проливка корпуса реактора», — говорит А.Хлопков.

На вопрос о том, насколько актуально теперь ставить вопрос о начале строительства второго блока АЭС в Бушере, А.Хлопков ответил следущее: «Я полагаю, что вопрос о строительстве второго блока теперь не актуален. Нужно запустить первый блок. Нужно посмотреть, смогут ли иранцы самостоятельно эксплуатировать атомную станцию. Обсуждается вопрос о создании СП с участием российской стороны в этом контексте», — отметил А.Хлопков.

«Нужно разуметь, что проект в Бушере – это уникальный проект. На моей памяти – это единственный в мире случай в мировой практике и в атомной энергетике, когда строительство объекта начинала одна страна, а закончила – другая», — продолжает он. «Напомню, что строить Бушер еще в 1975 г начали немцы /Siemens/. В 1979 г в Иране произошла исламская революция, и проект в Бушере был заморожен. В 1981-1988 гг во время войны Ирана и Ирака, иракцы бомбили, в том числе, и Бушер, даже повредили корпус станции. В 1992 г Иран подписал соглашение о достройке АЭС в Бушере с Россией, а в 1995 г был подписан собственно договор», — поднимает историю строительства АЭС в Бушере А.Хлопков.

«Хочу обратить внимание на то, что в соглашении от 92-го года речь идет о строительстве даже не двух, а целых четырех атомных блоков. Почему бы не построить, положим, действительно несколько блоков по 450 тыс МВт, или два блока по 1 тыс МВт», — рассуждает А.Хлопков.

«Проект в Бушере – уникальный, а станция не представляет для мира ядерной угрозы. Но нужно разуметь, что иранское ядерное досье находится в Совбезе ООН. При этом отмечу, что санкции на станцию в Бушере не распространяются, поэтому ничто, казалось бы, не угрожает сотрудничеству России и Ирана в сфере мирного атома. Но верно и то, что строительство АЭС в Бушере подвергается критике со стороны политических оппонентов, как Ирана, так и России. Поэтому нужно разуметь, что если Иран не сделает шаг навстречу МАГАТЭ, то это осложнит положение этого проекта, а также последующих в этом направлении», — резюмирует А.Хлопков.

Похожие записи

Финансовые услуги электронных денег

Rambler's Top100