Военный союз с геополитическими целями. Будет ли кто воевать за Россию?

Военный союз с геополитическими целями. Будет ли кто воевать за Россию?

Соглашение о создании коллективных сил оперативного реагирования /КСОР/ Организации Договора о коллективной безопасности /ОДКБ/ подписано ныне по итогам встречи лидеров ОДКБ в Кремле. Сообщается, что эти силы будут использоваться для отражения военной агрессии, проведения специальных операций по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком, а также для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. В настоящее время система коллективной безопасности строится по региональному принципу. Существуют три региональные войсковые группировки: российско–белорусская /восточноевропейская/, российско–армянская /кавказская/ и центральноазиатская. Коллективные силы будут дислоцированы на постоянной основе в России. У всех сил будет общее командование. В качестве возможного варианта рассматривается, что костяком сил будут российские 98 гвардейская воздушно–десантная дивизия и 31 десантная штурмовая бригада ВДВ.

Ранее сообщалось, что объединенная сортировка будет дислоцирована на территории Ивановской и Ульяновской областей на базе двух дивизий ВДВ. Как напомнил помощник главы государства Сергей Приходько, в настоящее время каждая из стран-членов ОДКБ имеет собственные силы быстрого реагирования на случай возникновения общих угроз.

«Отличием предлагаемых Коллективных сил будет то, что они будут иметь место постоянной дислокации на территории России, куда и будут придаваться силы других стран», — подчеркнул С.Приходько. Предполагается, что они будут созданы на базе 98-й гвардейской дивизии воздушно-десантных войск и 31-й гвардейской штурмовой бригады ВДВ. Есть также идея придать им на конечной стадии силы МЧС и, вероятно, МВД». «Решения, которые планируется принять на внеочередной сессии, призваны вывести на новый уровень союзническое взаимодействие промеж государствами-членами ОДКБ, повысить значение Организации как ключевого стабилизирующего фактора на постсоветском пространстве», — считает помощник главы государства.

Накануне сегодняшней встречи в Кремле, в прессе активно муссировался вопрос о том, можно ли считать творение КСОР своеобразным ответом на расширение НАТО, хотя сами авторы инициативы просили «не драматизировать» ситуацию и подчеркивали, что усиление венной составляющей ОДКБ не должно рассматриваться в качестве противовеса Североатлантическому альянсу.

Отметим, что из текста принятого ныне соглашения о создании коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ трудно понять, прослеживается ли в планах нового военного союза антинатовская направленность, а также расшифровать «пункт» о пресечении этим альянсом неких военных агрессий в отношении участников нового военного альянса.

Открытым остается и вопрос о том, что появление военной структуры в рамках ОДКБ призвано также укрепить политический союз РФ и стран-участников организации, учитывая попытки стран Запада выборочно влиять на отдельных членов ОДКБ с целью закрепления своего военного присутствия на их территориях.

Промеж тем творение КСОР может натолкнуться на ряд препятствий юридического характера: законодательства некоторых стран — членов ОДКБ запрещают участие в военных блоках. Кроме того, конкретная схема финансирования коллективных вооруженных сил пока еще не определена.

Для справки: ОДКБ — военно-политический союз семи стран /Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана/, созданный на основе Договора о коллективной безопасности /ДКБ/ от 15 мая 1992 года. 14 мая 2002 года Уговор о коллективной безопасности был преобразован в международную организацию. 2 декабря 2004 года ОДКБ предоставлен статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН.

В СМИ сообщалось также, что в рамках подготовки соглашения по КСОР обсуждалась возможность использования КСОР не только в сугубо военных случаях, но и при возникновении «кризисных ситуаций». Следует ли причислять к таковым, положим, «цветные» революции в странах Содружества, не ясно. Разъяснений на этот счет пока нет. Не исключено, что КСОР можно будет использовать как коллективные силы правопорядка. Такая перспектива также вызовет дискуссии в странах-участницах.

Но совершенно понятно, что у России объективно есть интересы в Центральной Азии, не постоянно совпадающие с намерениями других стран, не входящих ни в ОДКБ, ни в ШОС. Если Россия хочет решать региональные конфликты с помощью КСОР, то эта «затея», безусловно, вызовет крайне негативную реакцию на Западе, в частности, в НАТО. Но к недовольству Альянса, а также США РФ разумеется же готова, правда, непонятно, как проект КСОР отразится на процессе налаживания отношений РФ с НАТО.

Куда более интригующе звучит вопрос о том, можно ли создать некий боевой союз с участием стран-членов ОДКБ в ситуации, когда у частников этой организации нет единого понимания такой проблемы, как усиление присутствия США в отдельных регионах мира в противовес наращивания там присутствия России? В частности, военная операция в Южной Осетии с участием российских военных так и не получила однозначно заявленного одобрения со стороны абсолютно всех стран СНГ. Ни один из членов ОДКБ так и не поддержал РФ в ее решении о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, а признание агрессии Грузии по отношении к Южной Осетии нашими партнерами по ОДКБ выглядело, мягко говоря, вымученным.

Несмотря на то, что в Москве пытаются не акцентировать тему противопоставления КСОР НАТО, по крайней мере, теперь, «антинатовский» подтекст неизменно будет сопровождать процесс становления единого военного союза на базе ОДКБ.

Как сказал в интервью ПРАЙМ-ТАСС заведующий отделом Института политического военного анализа Александр Храмчихин, «ныне ни Казахстан, ни Киргизия, ни Армения, ни другие члены ОДКБ не видят угроз для себя со стороны НАТО. Более того, НАТО теперь защищает их от талибов». По его словам, «Россия пытается выдавливать НАТО из Центральной Азии, на примере, Манаса это видно, в определенном смысле вопреки собственным интересам в этом регионе, повышая нестабильность в данной точке мира». Скорее всего, Москва по-прежнему делает ставку на союзнические настроения участников СНГ, опираясь на политические реалии советских времен, что ошибочно, это постсоветские комплексы. Если Россия и будет готова оберегать наших партнеров в рамках некого военного союза от каких-либо внешних или внутренних угроз, то они /партнеры по КСОР/ делать этого явно не будут». С этим замечанием А.Храмчихина можно и поспорить. Но трудно не признать справедливость его замечаний о том, что «явно бросается в глаза несоответствие военного потенциала России и остальных участников военного союза. Это значит, что наши союзники попросят нас полностью профинансировать модернизацию их военных структур, причем, если не безвозмездно, то уж точно по внутрироссийским ценам. При этом, повторюсь, надеется на то, что они кинуться оберегать российские интересы в том или ином региональном конфликте, нет. Скорее всего, контингент Коллективных сил быстрого реагирования будут состоять предпочтительно из российских воинских подразделений. Я считаю, что члены ОДКБ заявили о готовности обговаривать вопрос о создании нового военного союза только ради финансовых вливаний со стороны России. В Москву они приехали за деньгами».

Напомним, что ныне, Киргизия заявила о решении прекратить использование США авиабазы «Манас». При этом президент Киргизии не скрывал того, что это решение — реакция на предложенную Москвой Бишкеку экономическую поддержка, которая в финансовом выражении оказалась намного больше той, что ранее Киргизии обещали американцы.

Похожие записи

Финансовые услуги электронных денег

Rambler's Top100